Меню
16+

Сетевое издание ВАША ЗВЕЗДА

09.02.2022 16:08 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

240 лет назад Омск впервые стал уездным городом

Окраинное положение сибирских губерний делало их иногда удобным объектом для экспериментов имперского правительства.

30 января(19 по старому стилю) 1782 г. Высочайшим Указом императрицы Екатерины II «Об утверждении Тобольского наместничества из двух областей Тобольской и Томской и о разделении их на уезды» Омск впервые за историю своего существования получил статус уездного города Тобольской области. Вчера с этого момента исполнилось 240 лет.

Двумя годами ранее, в 1780 г., также по Указу Екатерины II Омская крепость была причислена к заведованию начальника Колыванской области с центром в Чаусском остроге. Колыванская область была выделена в 1779 — 1783 гг. в Тобольском генерал-губернаторстве в составе ряда округов современных Томской и Кемеровской областей, а так же Алтайского края. Центр её перенесли в Чаусский острог, переименованный в г. Колывань. Современная Колывань, райцентр Новосибирской области, в 1856 г. была перенесена на новое место, а на прежнем её месте ныне находится райцентр Новосибирской области село Чаусское.

Окраинное положение сибирских губерний делало их весьма удобным объектом для экспериментов имперского правительства. Сибирская административно-территориальная модель была более гибкая, чем таковая же в европейской части страны. Тобольская губерния имела свою управленческую специфику. При этом противоречивость ее положения заключалась в том, что, имея с европейскими губерниями историческую общность границ и территориальных объединений, в социально-экономическом отношении она более тяготела к сибирскому региону.

Сибирский регион во второй половине XVIII в., несмотря на интенсивное экономическое освоение, оставался малонаселенным. Удельный вес сибиряков (русских и аборигенов) в составе населения России был крайне низким: в 1719 г. — 3,1%, в 1795 г. — 3,2%. Хотя данные регулярно проводимых «ревизий» (так тогда назывались переписи населения) показывают, что рост населения в Сибири был значительно выше, чем по стране в целом. Административная ссылка, более всего распространившаяся после указа 1760 г. «О приеме в Сибирь на поселения от помещиков дворовых, синодальных, монастырских, купеческих и государственных крестьян с зачетом их за рекруты…», наводнила Сибирь уже не «политическими преступниками», а ссыльными из «простого» люда.

Сибирь с 1760-х гг. являлась уже неотъемлемой, составной частью Российской империи. Земледелие, ремесленное производство, торговля, добыча соли, винокурение, крупная промышленность мануфактурного типа (добыча и обработка железной, медной и серебряной руд) вышли на более высокий уровень развития, соответствовавший общероссийскому.

Начало царствования Екатерины II было ознаменовано планированием изменений системы управления Российской империей. В 1762 г. Екатерина II поручила Сенату разработку общероссийской реформы местной власти, а составление проекта по этому вопросу Сенат возложил на князя Я. П. Шаховского.

Сенатор Яков Петрович Шаховской (1705-1777)

Проект Я. П. Шаховского включал идею создания генерал-губернаторств в количестве 7 территориальных единиц, губерний — 17 единиц, провинций — 30, приписных городов — 116, пригородков — 13, а количество служивших в них чиновников разного ранга должно было составлять 16 860 человек. Предложения Я. П. Шаховского не были одобрены, но зато были обсуждены в Сенате и рассмотрены самой императрицей. Следствием проделанной работы стало создание законодательных актов, разработанных при участии Н. И. Панина и А. И. Глебова («О штатах от 15 декабря 1763 г.», «Наставление губернатору от 21 апреля 1764 г.» и «Указ от 11 октября 1764 г.» – о новых принципах административно-территориального деления). При этом всевозможные недочеты в управлении Екатерина II обещала исправить.

В проекте административно-территориального устройства Сибири Я. П. Шаховского предлагалось выделение в регионе трех губерний: Сибирской (или Тобольской), Иркутской и Якутской. Но, как мы с вами уже знаем, данный проект не был осуществлен. Кстати, когда это предложение проходило обсуждение, то Екатерина II и Сенат обратились к бывшему сибирскому губернатору Ф. И. Соймонову за советом.

Сибирский губернатор Ф.И. Соймонов (1692-1780)

Ф. И. Соймонов считал, что для увеличения числа жителей на приграничных с Китаем территориях и для эффективной защиты русско-китайской границы достаточно провести деление Сибири на Тобольскую и Иркутскую губернии.

Сибирь, названная сибирским губернатором Ф. И. Соймоновым «золотым дном» государства, входила в перечень территорий, удостоенных внимательного отношения императрицы. Согласно «Высочайшей резолюции» от 11 июня 1763 г., наложенной на доклад тайного советника Ф. И. Соймонова и сибирского губернатора Д. И. Чичерина, в Сибири действовала Секретная комиссия (в лице губернатора), предоставлявшая сведения Екатерине II о реальном положении дел в отдаленной от Центра восточной окраине. Этим самым власть подтверждала, что преобразования в административно-территориальном устроении, нацеленные на усовершенствование ранее существовавшей системы, ждут и Сибирь.

В имперском понимании территориально-административные структуры управления в Сибири должны были соответствовать стратегическим интересам России, в том числе и военным. В тот период двухсторонние отношения с Китаем были достаточно напряженными. В «Указе» Екатерины II от 28 ноября 1763 г. говорилось о необходимости сибирских пограничных властей иметь подготовленные войска для защиты российской территории от нападений маньчжуров.

Новая реорганизация местного управления в России началась с выходом в ноябре 1775 г. законодательного акта «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи». Следует отметить, что Екатерина II первоначально не планировала применять «Учреждение» для выстраивания системы реализации государственной власти в Сибири, это планировалось осуществить лишь в Малороссии, Лифляндии и на других территориях. Однако внутриполитические события, произошедшие в контексте крестьянской войны под руководством Е. Пугачева, способствовали распространению взглядов на необходимость реформирования местной системы управления и за Уралом. «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи» Екатерины II вступило в стадию реализации на территории Сибири спустя четыре года после его принятия.

В итоге Тобольская и Иркутская губернии были реорганизованы, и в границах Сибири созданы три наместничества: 19 января 1782 г. было выделено Тобольское наместничество; 6 марта 1783 г. – Иркутское наместничество; 16 мая 1783 г. – Колыванское наместничество. Из Тюменской же провинции Сибирской губернии в 1781 г. было выделено самостоятельное и с тех пор относившееся к восточному Приуралью Пермское наместничество, делившееся на Пермскую и Екатеринбургскую области.

Наместничества на территории Сибири имели разный статус, в зависимости от которого назначались денежные выплаты служившим в них чиновникам. Тобольское наместничество, Колыванская (Колывано-Воскресенская) область и после ее реорганизации в Колыванское наместничество относились к I разряду, объединявшему территории, имевшие более стандартизованное управление, Иркутское наместничество относилось ко II разряду территорий, а служившие в них чиновники имели более высокий размер жалованья.

Два сибирских наместничества (Тобольское и Иркутское) делились на области, которые представляли собой промежуточные звенья административно-территориального управления между наместничеством и уездом. Этим самым екатерининская администрация приспособила систему управления к огромным сибирским территориям. В свою очередь, деление наместничеств на более «мелкие» по площади административно-территориальные единицы типа «областей» в Центральной России не применялось.

Генеральная карта Тобольскому Наместничеству. 1784 г.

Согласно именному указу Екатерины II Сенату, Тобольское наместничество делилось на Тобольскую и Томскую области. Первая из них включала в себя 10 уездов: Березовский, Ишимский, Курганский, Омский, Сургутский, Тарский, Тобольский, Туринский, Тюменский и Ялуторовский. Томская область состояла из 6 уездов: Ачинского (составленного из шести северных волостей Красноярского уезда – Устюжской, Атамановской, Сухобузимской, Нахвальской, Подъемской и Большекемчугской), Енисейского, Нарымского, Каинского, Томского и Туруханского уездов.

Карта Тобольского Наместничества. 1792 г.

Тобольское наместничество было открыто 30 августа 1782 г. Торжества же в столице Сибири начались ещё с 21 августа. Накануне этого дня назначенный городничим секунд-майор Яков Мейбом и коллежский секретарь Матвей Юрлов с 6-ю конными трубачами и 12 гусарами известили тоболяков и гостей города о готовящихся празднествах. В 4 часа утра по выстрелу пушки в Кремль прибыла воинская команда из 1000 человек. В 7 часов утра также по пушечному выстрелу в дом к генерал-губернатору, генерал-поручику лейб-гвардии и премьер-майору Евгению Петровичу Кашкину стали прибывать начальствующие лица. По пушечному выстрелу в 8 часов утра началось церковное богослужение, на котором присутствовали все официальные лица. До храма от генерал-губернаторского дома они прибыли специальным шествием по специальному помосту, обитому алым сукном. Во время молебна «происходила пушечная пальба из 101 пушки и двукратный беглый огонь». Затем поочередно последовали праздничный обед, вечерний бал и ужин после полуночи.

23 числа в тронном зале дворца Тобольского Наместника был дан обед. В 1780 — 1782 гг. на высоком яру между Прямским взвозом и берегом Иртыша спешно был отстроен наместнический дворец. В его просторной, убранной дорогими коврами «Тронной зале» находился украшенный золотом императорский трон, со ступенек которого тобольские правители принимали чиновников и иностранных послов.

И вот наступило 30 августа 1782 г., свидетельствует один из участников данных торжеств:

«По окончании Божественной литургии и молебна, из кафедрального собора под колокольный звон во дворец Наместника был совершён со святыми иконами крестный ход. По прибытии на место по случаю открытия Присутственных мест был отслужен молебен. А по произнесении многолетия Императрице и всему Августейшему Дому была произведена пушечная пальба.

Угощение народу было изобильным. На многих местах стояли целые зажаренные быки с вызолоченными рогами, внутри быков были вложены разные съестные приготовления. Были установлены бочки простого вина и пива. Устроены фонтаны, из которых в подставленные бочки лилось виноградное вино. Везде было раздолье и веселье. По ночам было в городе изящное освещение. Была устроена великолепная иллюминация, блиставшая разными цветами огней, при Наместническом доме, где между прочим, была установлена величественная прозрачная картина, изображавшая Императрицу Екатерину II… ».

На данных торжествах была и делегация омичей. Её возглавляли «линейный командир генерал-поручик Николай Гаврилович Огарёв и бригадир и кавалер Фетцев». В день открытия Присутственных мест в омских церквях, согласно архиерейскому предписанию, также были отслужены торжественные молебны с провозглашением здравицы Екатерине II и особам Российского Императорского Дома.

В 1788 – начале 1790 – х годов общие городские думы были организованы в девяти городах Тобольского наместничества: Тобольске, Томске, Тюмени, Таре, Туруханске, Енисейске, Нарыме и Омске. Чтобы считаться городом, население должно было иметь специальную грамоту от императрицы, которая создавала самоуправляющееся городское общество с правом юридического лица, а также высочайше утвержденный герб и план города. Города попадали в определенную систему иерархии: губернский, уездный, заштатный (не имевший уезда). Реформа 1785 г. была порождена, в том числе, и объективными потребностями: улучшением городского хозяйства, а также более высоким качеством услуг, оказываемых населению. Функциональные задачи местного самоуправления предопределили границы предмета его ведения и организационно-властную структуру на местах. Это потребовало выработки компетенции местного самоуправления и определения полномочий его органов. Города были провозглашены всесословными управляющимися союзами, состав которых призван был охватывать все элементы городского населения, а деятельность должна была заключаться не только в исполнении различных государственных повинностей, но и в самостоятельном заведовании отраслями коммунального хозяйства.

Горожане получили право обращаться с жалобами на имя губернатора. Основные начала реформы 1785 г. базировались на децентрализации, сословности, выборности должностных лиц и самостоятельности суда. Городским властям предписывалось вести учет горожан, для необходимо было вести городскую обывательскую книгу, «дабы доставить каждому гражданину свое достояние от отца к сыну, внуку, правнуку и их наследию».

В 1790 году в Омске насчитывалось 657 домов. По их количеству он находился на шестом месте среди 16 городов Тобольского наместничества. В последней четверти XVIII в., когда на города Сибири распространились основные положения «Жалованной грамоты на права и выгоды городам Российской империи» от 21 апреля 1785 г., в Омске появилось местное самоуправление. Начиная с 1790 г., в нашем городе начала работать городская дума. Ее сословный состав был достаточно пестрый: двое гласных от Омского первого пограничного батальона, казачий прапорщик, отставной вахмистр, священник, винный пристав, мещанин и цеховой. Однако 27 мая 1797 г. по Указу Тобольского губернского правления первая городская дума, существовавшая в нашем городе, была распущена.

Как видим, при открытии Тобольского наместничества, в 1782 году, изменился статус Омской крепости. Теперь она стала уездным городом. А по истечении трех лет омичи получили и свой герб. Но последовавшее 2 ноября 1797 года утверждение доклада сената «О числе городов в Тобольской губернии» исключило Омск из списка уездных городов. Наш город стал «заштатным» и причислялся к Тарскому уезду. Но ненадолго. В 1804 году Омск вновь обретает статус уездного города. Спустя два десятилетия в город на Иртыше переносит свою резиденцию Западно-Сибирский генерал-губернатор П. М. Капцевич. А в 1838 г. Омск уже официально получает титул столицы Западной Сибири. С 1882 по 1917 гг. наш город являлся центром обширного Степного края.

Александр Лосунов, историк-краевед, председатель ОРОО «Достояние Сибири»

ИА "ОмскРегион"

Источник фото Один из первых планов г. Омска.1786 год. Предоставлено автором.

http://omskregion.info/news/104085-240_let_nazad_omsk_vperve_stal_uezdnm_gorodom/

Сенатор Яков Петрович Шаховской (1705-1777 г.г.)

Сибирский губернатор Ф.И. Соймонов (1692-1780 г.г.)

Генеральная карта Тобольскому Наместничеству. 1784 г.

Карта Тобольского Наместничества. 1792 г.

125 лет назад в Омске впервые показали кино: вспоминаем, как все начиналось

К слову, мало кто знает, что до революции в Омске не только показывали, но и снимали фильмы. Правда, это были не игровые, а документальные ленты.

9 января 1897 года газета «Степной край» известила омичей о том, что «в скором времени прибудет в Омск величайшее открытие конца XIX столетия — аппарат-кинематограф, живая движущаяся фотография. Аппарат передает в одну секунду 15 живых движущихся сцен». И вот, в воскресенье 12 января 1897 года в Манеже Омской крепости состоялся первый сеанс. Были продемонстрированы шесть картин: «Человек-змея», «Гимнастическое упражнение на трапеции», «Столярная мастерская», «Купальня», «Улица Парижа», «Приход поезда железной дороги». Сегодня с момента этого события исполняется 125 лет.

В начале XX в. в культурной сфере города кинематограф занял важное место. На рубеже веков в Омске работают заезжие кинематографисты, представляющие американские, французские, шведские и другие кинофирмы. Пробыв несколько дней и показав имеющийся запас картин, киногастролеры переезжали в другие города и «крутили» киноленты до полного их износа. «Живые фотографии» демонстрировались публике после спектакля, концерта. Сеансы были короткими, по 15—20 минут, фильмы были несовершенными, в основном демонстрирующие движение. Немалую роль в становлении Омского кинематографа сыграл театр-цирк П. К. Сичкарева, построенный в 1898 году (в настоящее время на его месте, на улице Партизанской, находится корпус ОмГПУ). В этом здании постоянно проводились сеансы кинематографа. А в конце января 1907 г. здесь состоялось открытие стационарного электротеатра «Одеон», на первом представлении которого зрителям было показано «4 больших отделения всемирной новинки».

Цирк Сичкарева.

Однако первый стационарный кинотеатр «Омский кинематограф-театр» открылся только в январе 1908 г., на Дворцовой, в доме купца 2-й гильдии Г. Л. Баранова (сегодня на этом месте находится Омский авиационный колледж имени Н. Е. Жуковского). Его открыл француз К.П. Лоранж.

В мае 1909 года появляется электро-театр «Иллюзион», а в начале августа того же года в здании Общественного собрания открывается «Ново-Американский электротеатр».

4 октября 1909 г. уже состоялось открытие первого в Омске специально построенного здания для кинематограф-театра «Прогресс». Это было деревянное, достаточно вместительное здание размером 12,1 х 8 сажен (24 х 16 метров), рассчитанное на 400 зрителей. В новом электро-театре по тем временам были созданы максимальные удобства: оборудованы ложи, фойе и буфет, построена своя электростанция.

Также в октябре фотограф А. А. Антонов в двухэтажном особняке на углу Тобольской и Губернаторской (ныне Орджоникидзе и Красногвардейская) открывает кинематограф «Двадцатый век».

Здание на улице Дворцовой, где работал первый стационарный кинотеатр «Омский кинематограф-театр».

Уже в 1910 г. в городе действовали кинотеатры «XX век», «Иллюзион», «Миньон», «Модерн», «Новоамериканский электротеатр», «Прогресс», «Салон», а также сооружался кинотеатр «Гигант». Как писал «Омский вестник», «местных предпринимателей буквально охватила «электротеатромания». Омск насчитывает 6 электротеатров. С 3 января к ним присоединился седьмой, открытый в Атаманском хуторе — «Модерн». Однако, конкурентную борьбу за зрителей многие кинотеатры не выдерживали и вскоре после открытия прекращали свое существование. В 1913 г. из ранее действовавших кинотеатров работали только «Прогресс» и «Салон», но вскоре были созданы новые «синема» – «Одеон», «Художественный», «Кристал-палас» и др.

Кинематографический сеанс обычно длился 40 минут, за это время зрителю предлагались драма, комедия, хроника, так называемый видовой (географический, этнографический или научно-популярный) фильм. Поскольку тогда кино не было звуковым, то его показ сопровождался игрой на фортепиано тапера. Позднее, чтобы завлечь людей на сеанс, во многих кинематографах уже не довольствовались простым пианистом-тапером... Играли целые оркестры. Просмотр фильма сопровождала музыка Листа, Баха, Бетховена. Во время Первой мировой войны особенно хороши были оркестры из военнопленных австрийцев, игравшие в кинотеатрах «Прогресс», «Гигант», «Салон»... Кинотеатр «Салон» даже практиковал показ разных фокусов, таких, как, например, «Женщина-аккумулятор».

Как и в других городах Сибири, состав зрителя был разнообразным, здесь можно было встретить и рабочего, и ремесленника, и мелкого буржуа, и интеллигента.

Здание Общественного собрания, сейчас это улица Ленина за ТЮЗом.

В отношениях зрителей с владельцами кинематографов нередко возникали серьезные недоразумения и курьезы. Зрители нередко жаловались на плохой подбор кинокартин, быстроту смены кинокадров и невозможность прочитать пояснительный текст, на духоту и стесненность в кинозалах, на плохие концертные программы в антрактах и перед началом сеансов, а иногда и на грубость владельцев.

Так, «Омский вестник» в мае 1909 г. писал:

«Постоянные жалобы посетителей на чистку карманов любителями чужой собственности в зале кинематографа заставили администрацию повесить на стене залы дощечки, гласящие: «Берегите карманы». И публика бережет: держит кошелек в руках, а иначе при такой давке и толкотне уберечься нельзя».

Серьезной критике был подвергнут театр «Салон» за концертные программы:

«Кинематограф театра «Салон» подносит публике «гастроли» знаменитых артистов – певцов г.г. Сандаловых и Андреевой. Эти безголосые господа на деле представляют собой куплетистов низшего разбора, и театр, заманивая публику широковещательными афишами, угощает слушателей, в том числе женщин и детей, бездарными и при том скабрезными куплетами, от которых вянут уши и краснеют даже невзыскательные люди».

Причина популярности кинематографа у столь разнообразной публики (в 1916 г. в России было продано не менее 150 млн входных билетов) состоит в относительной дешевизне зрелища – за сеанс, как правило, платили 25 коп. Главное же состояло в том, что содержание фильмов отвечало запросам посетителей, отражало эстетические вкусы публики, ее представления о жизни и о морали.

Но гвоздем программы являлся драматический игровой фильм. Он всегда был посвящен тому или иному уголовному либо мистическому сюжету, носившему налет сенсационности. Страницы омских газет пестрели такими названиями, как «Сонька – золотая ручка», «Сашка-семинарист», «Антон Кречет». Очень охотно публика смотрела уголовно-приключенческие ленты иностранных фирм: «Под гипнозом миллионов», «Вампиры», «Тайны Нью-Йорка», «Ультус-мститель». Довольно часто демонстрировались фильмы-иллюстрации, вольно трактовавшие содержание популярных песен, романсов, стихотворений, рассказов, повестей.

Начало Первой мировой войны характеризуется не только быстрым расширением отечественного производства кинокартин (вследствие сокращения импорта), но и появлением фильмов с натуралистическими сценами жестокости германских офицеров и солдат. Ярким примером может служить кинолента «Ужасы Калиша» (он демонстрировался буквально по всей Сибири). Некто М. Ланский, на страницах томской газеты «Сибирская жизнь», увидевшей свет 15 октября 1914 г., в частности писал:

«“Калишские зверства“ привели меня в кинемо: Масса любит кинематограф, и надо сказать, что простота воспроизведения и несложность замысла обеспечивают синемо успех у широкой публики, у массы, падкой на зрелища. Фабула и воспроизведение „Калишских зверств“ крайне грубы и элементарны, но впечатление у невзыскательной публики остается… зверства, ужасы, мутящие рассудок».

Смотрела омская публика фильмы и патриотического характера. На экранах местных кинотеатров в предреволюционные годы демонстрировались такие картины, как: «Подвиг казака Кузьмы Крючкова», «Бой в воздухе – подвиг русского авиатора», «Подвиг рядового Василия Рябова», «Слава нам, смерть врагам» и другие киноленты. В Омске и в Сибири в годы войны громадный успех у публики имели хроникальные фильмы: «Под русским знаменем», «Священная война», «Трофеи наших войск», «Похороны военного летчика Нестерова в Киеве», «Бой в воздухе», «Вступление кавказских войск в Турцию», «Пребывание государя императора в действующей армии» и другие.

Мало кто знает, что в Омске не только показывали, но и снимали фильмы. Правда, не игровые, а документальные. Этим прославился, в частности, кинотеатр «Прогресс», который располагался напротив гостиницы «Россия». В апреле 1910 г. был заснят парад войск Омского гарнизона и воспитанников всех учебных заведений. На следующий год «Киносъемщик» господин Каплун с моторной лодки снимал гонку парусных судов, а также гулянье в загородной роще. Эти ленты были собственностью кинотеатра и демонстрировались только в «Прогрессе».

Регулярно в омских электротеатрах проводились и благотворительные сеансы. Они тщательно готовились, широко рекламировались с указанием, в пользу кого устраивается сеанс. А затем в печати публиковалась итоговая информация. Сборы от благотворительных сеансов передавались учащимся школ и училищ, сиротским приютам, раненым воинам, Красному Кресту и т.д.

Открытие новых кинотеатров в нашем городе продолжалось даже и в 1917 г. Так, в фондах Исторического архива Омской области сохранился интересный документ. Это «Прошение» Николая Яковлевича Смирнова на имя Акмолинского губернатора «Об устройстве «Общедоступного кинематографа»». Датировано оно 17 марта 1917 г. В данном документе проситель, в частности, писал:

«Прилагая при сем планы на постройку «Общедоступного кинематографа», который будет помещаться на углу Волковской и Фабричной (ныне пересечение улиц Съездовской и Пушкина) улиц на месте сгоревшего цирка, покорнейше прошу о срочном разрешении производить демонстрирование картин, осмотре помещения и утверждении плана. Кинематограф предлагаю открыть по самым дешевым ценам для солдат и беднейших жителей г. Омска, а посему прошу в виде временной меры допустить открыть его в том виде, как он оборудован. Причем все меры в пожарном и техническом отношении приняты во внимание».

Позже этот кинотеатр (электротеатр) назывался «Комета». В конце лета 1917 г. в Омске действовали следующие кинотеатры (кинематографы): «Кристалл Палас» (владелец Плотникова), «Прогресс» на Атаманском хуторе (владелец А. Каплун), «Комета» на площади Казачьего базара, «Одеон» (владелец И.М. Катькалов), «Гигант» (владелец А.Каплун), «Саргон» на Атаманском хуторе (владелец Ланзидель).

В повседневной жизни Белого Омска кино играло заметную роль. Главной киноплощадкой был кинотеатр «Гигант». Любопытно, что «Гигант» в 1919 г. принадлежал городу и городская управа даже объявляла торги на право аренды кинотеатром. Кинофильмы шли также в электротеатре «Одеон» и в кинотеатре «Саргон», находившемся на Атаманском хуторе.

Газеты белой столицы «Омский вестник» и «Сибирская жизнь» постоянно публиковали рекламу кинофильмов. Жанр боевиков был настолько популярным, что газетные рекламщики активно использовали этот термин, рекламируя даже фильмы, поставленные по произведениям русских классических авторов. Например, «мировым боевиком» тогда называлась кинолента «Смерть богов (Юлиан отступник)». Этот фильм режиссёра Владимира Касьянова (его другое название «Гибель богов») был поставлен в 1916 г. по одноимённой трилогии Д. Мережковского. В современном понимании он, конечно, не являлся боевиком, а скорее всего может быть отнесён к разряду исторических фильмов.

Омский историк, доктор исторических наук, профессор С.Г. Сизов справедливо считает, что кино в нашем городе в годы Гражданской войны выполняло не только развлекательную роль, но и служило определённым психологическим компенсатором, напоминало о прежней дореволюционной жизни. Почему же люди шли в кино даже в самые тяжёлые дни? Это, безусловно, было важным психологическим средством сохранения стабильности психики. В августе 1919 г. в одной из омских газет Калистратом Кедровым был опубликован весьма интересный материал, озаглавленный «Тоска по старой жизни». Он проливает дополнительный свет на роль кинематографа в годы Гражданской войны. Беседуют два человека. Один из них предлагает сходить в кинематограф. И когда его собеседник отказывается, поясняет: «Я хожу посмотреть старую жизнь, отдохнуть немного от этого кошмара, от революции. Сижу это я в кинематографе, хочу забыть настоящее… И думаю, что всё приснилось. Представляете, отдыхаю душой».

Конечно, это далеко не вся история развития кинематографа в Омске. Сегодня мы вспомнили только её начальный этап. Однако без него не было бы дня сегодняшнего. Ведь достижения кинематографа на современном этапе были бы невозможны без его истории. А Омску в деле становления и разыития кино в Сибири принадлежит особая роль.

Александр Лосунов, историк-краевед, председатель ОРОО «Достояние Сибири»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20