Меню
16+

Сетевое издание ВАША ЗВЕЗДА

29.12.2021 11:33 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В Омске на военно-исторических чтениях рассказали о неизвестном прошлом сибирских крепостей

17 декабря на базе Исторического парка «Россия — моя история» прошли Первые омские военно-исторические чтения «Сибирские оборонительные линии. XVIII – середина XIX вв.». Конференция была приурочена к 350-летию со дня рождения Петра I.

Организаторами чтений выступили министерство культуры Омской области и Омское отделение военно-исторического общества. Организационную и информационную поддержку в плане проведения конференции осуществляло ОРОО «Достояние Сибири». Для выступления на Чтениях собрались не только омские историки и краеведы, но и прибыли гости из Москвы и Шадринска. С приветственным словом к участникам Чтений выступила заместитель министра культуры Омской области Светлана Бакулина:

«Рада приветствовать участников Чтений. Данная конференция весьма полезна, так как пробуждает интерес к истории места. Желаю участникам продуктивной работы. Хотелось бы, чтобы эта конференция стала ежегодной».

Открытие военно-исторических чтений. Фото Константина Сергеева

Первый блок докладов на конференции был посвящён вопросам военной истории Западной Сибири и омского региона. Наиболее интересным и запоминающимся среди них стало выступление доктора исторических наук, профессора Владимира Пузанова об организации вооружённых сил в Сибири в XVIII столетии:

«Военные реформы Петра I привели к формированию регулярных полков Сибири. При Петре I драгунские полки были единственным видом русской регулярной кавалерии. В русской полевой армии Петр I сформировал 34 драгунских полка. В 1715–1720 гг. в Сибирской губернии были сформированы Санкт-Петербургский, Московский и Тобольский солдатские, и Сибирский гарнизонный драгунский полки. В 1727 г. солдатские полки были переименованы по районам формирования, в Тобольский, Енисейский и Якутский. К 1726 г. в гарнизонных полках Сибирской губернии служили 4 991 человек.

В результате экспедиций Бухольца, Ступина и Лихарева на р. Иртыш были построены 5 русских крепостей, в которые были отправлены новые гарнизонные полки и часть сибирских служилых людей. После экспедиции Бухольца 2 000 солдат служили в крепостях по Иртышу.

Крепости и форпосты по р. Иртыш строили регулярные войска и сибирские казаки. Губернатор Сибири князь Черкасский определил численность гарнизонов пяти крепостей в 750 казаков, к 1722 г. там состояло несколько больше служилых людей – 782 казака. В 1725 г. губернатор Сибири князь Михаил Долгорукий составил штат для пяти Иртышских крепостей, по которому в них должны были служить 785 человек, 1 поручик, 1 пятидесятник, 1 десятник и 782 рядовых казака. Казаки не жили в крепостях постоянно, а присылались на год по очереди из сибирских городов – Тобольска, Тюмени, Тары и Томска. Но этот порядок скоро был изменен, и крепостные казаки стали постоянными жителями укреплений по р. Иртышу.

Выступает Владимир Пузанов. Фото Константина Сергеева

К 1736 г. в пяти Верх-Иртышских крепостях состояло 669 казаков. В этом году к ним было отправлено на смену 158 казаков – 144 из Тары, 4 из Сургута, 10 из Березова. В 1745 г. в пяти Иртышских крепостях имелось 782 казака, что было крайне мало для защиты линии. В 1747 г. были сформированы команды из городовых казаков, которых отправили на Колыванскую и Новую Ишимскую линии. К 1751 г. по штатам в 5-ти Иртышских крепостях полагалось иметь всего 489 казака, однако реально там было на 150 человек больше. В Омской крепости служили 230 казаков, в Железинской – 83, Ямышевской – 152, Семипалатной – 76, Усть-Каменогорской – 98, всего 639 человек. Кроме того, 418 казаков городов Сибири служили в 5-ти крепостях как годовальщики (годовальщики – служилые люди, которые из одного уезда временно направлялись в другой уезд).

7 сентября 1736 г. по доношению Сибирского приказа указом Сената в Сибири были учреждены 1 драгунский полк и 1 пехотный батальон. Главным источником личного состава новых частей стали сибирские служилые люди – «дворяне, казаки и их дети». В новые части Военной коллегией направлялись офицеры, отставленные из полевой армии, которые «гарнизонную службу снести могут». Сибирский приказ составил расписание Новоучрежденного драгунского полка и Новоучрежденного батальона. В новые части Сибири для полного комплекта нужны были 1 866 сибирских служилых людей, в драгунский полк 1 133 чел., и в пехотный батальон 733 чел., без офицеров.

В 1744 г. в Сибирь для защиты края от джунгар были посланы 3 полевых драгунских полка: Олонецкий, Вологодский и Луцкий, и 2 полевых пехотных полка: Ширванский и Нашебургский. По указу Сената от 29 сентября 1744 г. все русские войска Сибири были подчинены главному командиру Сибирского корпуса, который подчинялся Военной коллегии. Главным командиром в Сибири был назначен генерал-майор Христиан Киндерман…».

О роли сибирских казаков в освоении южных территорий и обеспечении военной безопасности границ рассказал казаковед Федор Сапрыгин. Документы о роли сибирского губернатора Матвея Петровича Гагарина в основании Омской крепости в формате онлайн предоставил собравшимся краевед из Барнаула Вадим Бородаев.

Второй блок докладов был посвящён истории Пресногорьковской (Ново-Ишимской) пограничной линии.

Схема Ишимской и Ново-Ишимской пограничных линий. Из собрания автора.

Построенная в середине и во второй половине XVIII века на юге Западной Сибири цепь укреплений получила название Сибирских линий. Начало их возведения можно отнести ко времени строительства отдельных крепостей на Иртыше (1714-1720 гг.). Сибирские укрепленные линии состояли из сооруженных в разное время линий – Иртышской (1745-1752 гг.), Тоболо-Ишимской (1752-1755 гг.) и Колывано-Кузнецкой (1747-1768 гг.). Они начинались с правого берега Тобола и тянулись цепью более чем на 2000 верст до крепости Кузнецкой: через междуречье Тобола, Ишима, Иртыша, далее на юго-восток вдоль Иртыша до крепости Усть-Каменогорской и затем – в северо-восточном направлении через Бийскую крепость до Кузнецка.

Термин «Сибирские линии» восходит к середине XVIII века и впервые используется в документах, связанных с процессами проектирования и строительства системы укреплений на юге Западной Сибири. В научную литературу он был впервые введен «сибирским Карамзиным» Петром Андреевичем Словцовым. В своём «Историческом обозрении Сибири» он в сжатой форме дает сообщение о Тоболо-Ишимской линии, называя её просто Ишимской. Упоминает также и о Колывано-Кузнецкой линии. Большое внимание, кстати, автор уделяет 60-м годам XVIII века, а именно – деятельности линейного начальника генерал-поручика Ивана Шпрингера. Именно деятельный Шпрингер распорядился, чтобы все крепости Ишимской линии ограждать земляными валами вместо деревянных заборов, таким образом, именно благодаря ему была проведена реконструкция этих фортификационных укреплений. К 1771 году многие из укреплений были усилены земляными рвами и валами. Следы былой военной мощи крепостей до сих пор сохранились и хорошо просматриваются с высоты птичьего полета.

Автограф И.И. Шпрингера. Из фондов ГИАОО

Генерал-майор Христиан Теофил фон Киндерман по указу Правительствующего Сената от 23/IX 1744 г. был назначен первым командующим регулярными и иррегулярными войсками на Сибирских пограничных (Тоболо-Ишимская, Иртышская, Колывано-Воскресенская) линиях. Занимал эту должность с 23/Х 1744 г. до дня смерти (1752 г.). Вступив в качестве инспектора линейных войск на Сибирской пограничной линии, генерал Киндерман обращает большое внимание на её укрепление и заботится об устройстве на ней новых укреплений, особенно со стороны Алтая. Для усиления уже существующей Иртышской линии им было отдано приказание возвести несколько редутов, маяков, форпостов и станций. И было это сделано как нельзя кстати. Поскольку последовавший вскоре Указ Правительствующего Сената предписывал Христиану Теофилу фон Киндерману не только произвести рекогносцировку долины реки Иртыша с составлением подробнейшей карты, но и в кратчайший срок представить свои соображения об усилении боеспособности Иртышской линии путём постройки на ней новых редутов и форпостов. Одновременно с усилением Иртышской линии генерал Киндерман выдвинул проект о спрямлении старой Ишимской линии вдоль реки Камышловки. Таким образом, он явился «отцом-основателем» т.н. Пресногорьковской линии, которую, правда, стали возводить уже после его кончины.

В официальных документах линия вначале называлась Новоишимской, а позже Новой линией. На территории Омской области возводились крепости Покровская и Николаевская, редуты Иртышский, Мельничный, Степной, Пустоозерный, Курганный, Волчий, Соленоозерный, Лосев и Первый Тарский. Крепости и редуты были обнесены деревянными стенами, а вокруг поставлены рогатки и надолбы, имелись башни с воротами и батареи по углам. Осенью 1752 г. со старой Ишимской линии начали перевозить артиллерию. Крепости и редуты Новой линии ни разу не подверглись военным нападениям, но они сыграли большую роль в истории края, позволили заселить и освоить хлебопашцам лесостепное междуречье Иртыша и Ишима.

На командной должности по охране сибирской границы Киндермана заменил бригадир И.И. Крафт. В 1755 г. он вынужден был признать, что «в крепостях команды столь малолюдны, что… в случае воровских и неприятельских нападений... едва себя охранить могут». Поэтому правительство России, наряду с дипломатическими усилиями, было вынуждено значительно расширить военно-оборонительные мероприятия на границе в Южной Сибири путём увеличения контингентов регулярных войск и модернизации укрепленных линий. 7 февраля 1756 г. из Омской крепости направлено ходатайство в канцелярию Сибирского губернатора с просьбой увеличить число служащих в укреплениях Сибирской линии и одновременно с этим были проведены ремонтные работы в Омской крепости. При Крафте была не только основана Петропавловская крепость, но и так же начата постройка Покровской, Николаевской, Лебяжьей, Полуденной, Становой, Пресновской, Кабаньей и Пресногорьковской крепостей, которые и составили основу Пресногорьковской линии. Его командование продолжалось вплоть до 1757 г.

Покровская крепость. Фото предоставлено автором

В этот период обстановка на русских границах юга Западной Сибири была крайне неблагоприятной. Особенно кризисная ситуация сложилась в этом районе в 1755-1757 гг. и была вызвана джунгаро-китайской войной. Сенатским указом от 10 апреля 1759 г. на Сибирские линии направляются военные инженеры во главе с генералом-майором Людвигом для руководства всеми фортификационными работами по модернизации старых и строительству новых укрепленных пунктов. Все эти меры привели к тому, что к началу 60-х гг. XVIII в. укрепленные линии простирались на расстояние более 1600 верст и имели в своем составе 24 крепости и 107 укрепленных пунктов.

Вскоре после начала несения полноценной пограничной службы выяснилось, что некоторые укрепления были возведены в крайне неудобных местах. Основная проблема была связана с пресной водой, вернее, с её отсутствием. В одном из докладов XVIII века Камышловская долина описывается, как 10-вёрстная лощина поперёк степи, покрытая огромным количеством озёр, болот и ручьёв, грязным солёным илом и прилесками. Летом вода часто цвела, а болота источали зловония. Там, где рядом находился источник пресной воды, служить было можно, но в местах, где пресной воды не было, жизнь становилась невыносимой – болели люди, гибли лошади.

Через несколько десятилетий необходимость в редутах отпала, и некоторые из них были упразднены. Этому способствовало ещё и то, что военные укрепления изначально были построены в малопригодных для жизни местах — близ солёных и солёно-горьких озёр, оставшихся от когда-то полноводной реки Камышловки. Еще академик И.П. Фальк отмечал, что местные жители вынуждены зимой заготовлять пресный лед и хранить летом во многих погребах для варки пищи и питья. Поэтому новая линия укреплений вполне заслуженно стала называться «Пресногорьковской», или «Горькой».

История строительства Тоболо-Ишимской линии никогда не пользовалась особой популярностью ни среди профессиональных историков, ни среди интересующейся публики. Утратившая к концу XIX века всякое военное и оборонительное значение, линия превратилась цепочку городов, станиц и посёлков, а заброшенные за ненадобностью крепости и редуты частично были застроены, частично разрушены, но кое-где они всё же сохранились.

По данной проблематике выступили преимущественно омские историки-краеведы Ольга Безродная, Александр Лосунов, Алексей Сорокин, Наталья Храпова. Вопросы возведения и застройки новой Омской крепости прозвучали в докладах Жанны Хахаевой и Игоря Коновалова. Всего в ходе работы конференции было заслушано 9 докладов. Все они войдут в сборник материалов конференции, который планируется издать в следующем году.

В рамках работы конференции в конференц-зале Исторического парка была развёрнута иллюстративно-книжная выставка «И памяти твоей, Великий Пётр, верна Россия!» из фондов ОГОНБ имени А.С. Пушкина, посвященная 300-летию провозглашения российской империи и 350-летию со дня рождения Петра I.

Участники Чтений осматривают выставку. Фото предоставлено Музейно-выставочным комплексом «Россия – моя история» (Омск)

Проведение омских военно-исторических чтений планируется сделать ежегодным. При этом будет меняться их тематика и хронологические рамки.

Александр Лосунов, историк-краевед, председатель ОРОО «Достояние Сибири»

ИА "ОмскРегион"

Источник фото: предоставлено автором публикации

http://omskregion.info/news/102778-v_omske_na_voenno_istoricheskix_chteniyax_rasskaza/

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

5